.

Основание Общины Христиан (VII)


Вольфганг Гедике, род. 1943,

священник Общины Христиан,

г. Киль (Германия)


Тем временем в издательстве «Ураххаус» вышла книга «Основание Общины Христиан. Драма судьбы».  С разрешением автора и издательства в этом последнем отрывке мы хотели бы рассказать о решении Фридриха Риттельмайера сотрудничать с этим движением.

Редакция

Рихард Гитцке пишет в своих воспоминаниях: «После нашей развёрнутой встречи с Рудольфом Штейнером, произошедшей с 26 сентября по 10 октября я вернулся обратно в Берлин. Находясь под впечатлением от того, что мы получили от Рудольфа Штейнера... я чувствовал настоятельную потребность немедленно посетить д-ра Риттельмайера.... Я застал его в его рабочем кабинете на Кронштрассе.  Там же в тот момент присутствовала   г-жа Риттельмайер. Она сидела на диване, занимаясь вязанием и внимательно слушала. Во время моего сообщения д-р Риттельмайер шагал по комнате туда-сюда. Когда я закончил, возникла пауза. Он остановился перед своей супругой, посмотрел на неё спокойно и серьёзно и сказал: «Скажи, жена, кому я должен подчиняться: Христу или церкви.». Оба безмолвно посмотрели друг на друга. Это был вопрос, который уже содержал в себе ответ. Полный сердечности взгляд, которым они обменялись, было подобно утверждению, решению, созревшего в сердце...»[1]

 

Риттельмайер писал своему другу Зойдеру в Вюрцбург: «Я сейчас нахожусь под сильным впечатлением от Дорнаховского теологического курса, который прочитал Штейнер и записи которого я теперь получил. Перспективы, которые здесь открыты для теологии, религии и культа настолько велики и новы, что я всерьёз решил заняться этим. Штейнер был такого мнения, что только культ может по-настоящему создать общину... Этот культ выглядел бы похожим на очищенный католицизм.  Штейнер верит, что религиозная деятельность должна быть полностью отделена от государства, что только имея полностью независимую религиозную организацию можно произвести впечатление также и на пролетариат, что именно рабочий класс воспримет эту символику и эти новые таинства и  т. д. Присутствующие там около 70 теологов решили обязательно выполнить указания Штейнера, если понадобится для создания свободных общин, и я стоял перед вопросом. Гайер, который был в Дорнахе и  предварительно не решил присоединиться к этому, всё же писал мне, что это самое значительное событие, в котором он участвовал, вообще самое значительное событие его жизни. При этом на протяжении почти 14 дней Штейнер только читал доклад, в день по 3 - 4 доклада и ответил на все вопросы.  Я сам поддерживаю многое, что там происходило и было сказано, но не могу ещё полностью понять и возможно принять метафизику Христа, на которой всё это основывается. Я должен получить весь материал и внутренне переработать.   Во что это ещё   выльется!».[2]

 

В этом письме можно увидеть осторожность, с которым Риттельмайер реагирует на всё то, что исходит от Рудольфа Штейнера, чтобы основательно всё проверить и суметь честно признаться в том, что что-то ещё непонятно.  Формулировка: «Я сперва должен получить весь материал», указывает на то, что Риттельмайер только в ноябре... получил записи докладов ... и тексты ритуалов. В любом случае он свыкался с ними и медитировал над ними. То, что он при этом переживал, он описал следующим образом: «Когда я увидел весь объем лекций и выступлений, Штейнер изумил меня вновь. Несмотря на всё пережитое мной, что в области теологии он - король, он не только может сказать новое и великое о Библии и библеистики, но и о церковной истории, о конфессиональных противоречиях, о духовных и моральных глубинах христианства.  Но прежде всего было поучительно и важно то, как конкретно, отчётливо и обдуманно он разбирался в вопросах религиозной практики. Это всё дало мне сильный импульс. Но возражений это не вызвало. Мне был послан текст таинства освящения человека. Я тотчас начал его всесторонне обдумывать и медитировать над ним. После преодоления маленьких трудностей языка, я ощутил чистый, высокий дух таинства освящения человека. У меня было предчувствие, что я имею дело с богослужением, которое способно объединить всех истинных христиан, которое может стать средоточием подлинной христианской общинной жизни, чтобы вокруг нее развивалась, новая, многообразная, развивающаяся религиозная жизнь. Во мне возникло ощущение: «Человечество не имеет права от этого отказываться. Ты сам не можешь отказаться от этого, если ты не хочешь быть виновным перед человечеством и перед божественным откровением. И если невозможно дать это человечеству с помощью старых церковных форм, тогда нужно решиться на новые формы.». Следует прямо сказать о том, что Штейнер долгое время спрашивал о том, возможно ли в пределах существующих церковных организаций по крайней мере начать и за исключением молодых друзей я также говорил: «Ничего выйдет, если старое задавит новое».

Но то, что стало решающим, пришло ко мне неожиданно и с другой стороны. Это было переживание, что в алтарном

хлебе поистине к человеку приходит живой Христос. Он пребывал здесь в невыразимой чистоте и свете. Это было чисто духовное впечатление - не от евангелического причастия, которое я часто совершал в ощутимой близости божественного мира, а медитируя над Таинством освящения человека, и это было настолько чёткое и сильное духовное впечатление, что затем оно могло стать основой всей жизни. Если я должен описать впечатление, которое это на меня произвело, то я должен сказать: «Это что-то, что находится за пределами твоей деятельности в евангелической церкви. Если здесь истина, тогда возможен иной центр религиозной жизни, мышления и провозвестия, чем в евангелической церкви, как она создана. Здесь дана новая христианская служба, новая община, новое Христово деяние и новое провозвестие Христа».

 

[1] Воспоминания Рихардта Гирке. Циркуляр для священников Общины Христиан, Март 1951

[2] Письмо Ф. Риттельмайера Зойднеру от 30.10.1921. Центральный архив Общины Христиан".).